У инноваций нет границ

Тимур Радаев, директор технопарка «Анкудиновка» отвечает на вопросы venturebazaar.ru

Тимур Викторович, возглавляемый вами нижегородский технопарк в сфере высоких технологий «Анкудиновка» работает второй год, и накопленный опыт позволяет уже, наверное, провести анализ и подвести какие-то промежуточные итоги. Но все же давайте попробуем вернуться к моменту открытия технопарка, который анонсировался как площадка, на которой, помимо всего прочего, предполагалось присутствие крупнейших игроков IT-рынка, главным образом из США. И тут – санкции…

Вы хотите узнать, трудно ли нам пришлось? Конечно, нужно признать, что какие-то моменты пришлось корректировать на ходу, но с другой стороны, вся дальнейшая работа наглядно показала: у инноваций нет границ.  Это та сфера, в которой санкции по большому счету бессильны. Наши разработки – я имею в виду не просто проекты отечественных айтишников, а именно продукцию резидентов «Анкудиновки» и входящего в ту же структуру бизнес-инкубатора Clever — находятся в топах Google Play и App Store. Но наши ребята выпускают не только мобильные приложения, но и бухгалтерские программы, и антивирусы, и многое другое.

Более того: ситуация с санкциями не только не повлияла на нашу активность, а даже в некотором смысле ее стимулировала. Одна из наших компаний по программе импортозамещения внедрила на рынок аналог Microsoft Office. Другая наладила производство охлаждающих элементов для микросхем, потребителями которых на сегодня являются 580 фирм-заказчиков за пределами РФ…

Но все же, насколько «Анкудиновка» оказалась ограничена в своих контактах с ведущими компаниями Силиконовой долины?

Мы практически не чувствуем никаких ограничений. Интерес из-за границы к нашим проектам есть, и современные коммуникации позволяют нам поддерживать с зарубежными компаниями постоянные контакты. А эти компании находятся не только в США, но и в Европе, и в Китае и даже в арабских странах. Многие приезжают сюда, чтобы провести с нами переговоры, лично познакомиться с резидентами и их проектами.

А что это за проекты? Сколько их?

Пока в «Анкудиновке» шестнадцать резидентов. Хотя наши площади позволяют нам привлечь большее количество компаний. Проекты самые разные. Это, к примеру, связь, облачные технологии, IP-телефония, автоматизация веб-контента и т.п. Для себя мы выделили два стратегических направления, это информационные технологии и био-медицинские технологии.

Почему именно эти?

Благодаря бэкграунду региона, советскому наследию, которое выражается в том, что на рынке труда Нижегородской области наблюдается присутствие квалифицированных специалистов именно этих специальностей. Но мы не ограничиваемся только этими направлениями. У нас есть также проекты в таких областях, как машиностроение, обработка материалов, химические технологии.

Как вы отбираете проекты?

По сути у нас работает четырехуровневая система отбора на экспертном уровне, и проекты проходят оценку по таким критериям, как научность, инновационность, коммерческая ценность и социальная значимость. Экспертами выступают представители вузов, НИИ, бизнеса. Причем это «дорога с двухсторонним движением»: скажем, те же вузы заинтересованы в работе с нами, т.к. имеют одинаковый доступ ко всем нашим программам, принимают участие во встречах на уровне проректоров по инновационной деятельности, информируются о всех новых программах венчурных структур.

Пришло время поговорить об эффективности. Вокруг этой темы много различных спекуляций. Вы можете назвать цифру: сколько проектов ваших резидентов внедрено в экономику? Насколько они успешны?

С 2007 года – включая тот период, когда технопарка еще не существовало, а вся работа велась в рамках бизнес-инкубатора — мы вывели «в большое плавание» семьдесят резидентов. Насколько они успешны? Судите сами: есть набор показателей, в числе которых главный – это объем налоговых поступлений от компаний, вышедших «из-под крыла» технопарка. Именно на основании анализа этих данных правительством принимается решение о целесообразности дальнейшего финансирования структур, подобных нашей. И это при том, что такой фактор венчурного бизнеса, как высокий риск, никто не отменял. Так что для нас эффективность – далеко не абстрактный термин.

Кстати о структуре, которую вы только что упомянули: что она собою представляет?

Наше официальное название: ГУ «Нижегородский инновационный бизнес-инкубатор». В его структуру входят:

  • «посевной» бизнес-инкубатор Clever, располагающий площадями в 2,5 тыс м²,
  • старт-ап бизнес-инкубатор Clever с площадями 5 тыс м²,
  • и, наконец, технопарк «Анкудиновка» — 13 тыс м².

Так что, как видите, наши проекты проходят все стадии коммерциализации – от идеи, озвученной инноватором-одиночкой, пришедшим буквально «с улицы», до полного внедрения технологии в производство.

Какова в этой структуре роль технопарка?

Что касается самой «Анкудиновки», то тут мы имеем дело с состоявшимися компаниями, прошедшими все предыдущие стадии коммерциализации, готовые приступить к решению задачи вывода своей продукции на рынок. Претендент на звание резидента проходит три стадии:

  • мы полностью «упаковываем» его проект,
  • межведомственная комиссия очно заслушивает проект,
  • в случае прохождения отбора, компания, представившая проект, получает статус резидента.

Что дает этот статус?

Во-первых, это льготная аренда помещений с применением коэффициента 0,6. Во-вторых, это  бесплатное пользование всей инфраструктурой технопарка, в том числе оборудованными конференц-залами, типографией и прочим. В-третьих, участие в наших конференциях, а за последнее время в Технопарке проведено более 30 крупных мероприятий, среди которых можно выделить IT-конференции «Digital Оттепель» и «Решения для создания и защиты современной ИТ-инфраструктуры», международную конференцию  «Инновационные технологии и модернизация в сварочном производстве», международную конференцию по эстетической стоматологии. В-четвертых, на базе технопарка реализуется несколько образовательных и коучинговых программ для предпринимателей. Ну и в-пятых, самое главное– это принцип единого окна: проект попадает одновременно на рассмотрение всем участникам российского рынка венчурного инвестирования, включая Фонд содействия инновациям (Фонд Бортника), Сколоково, РВК, ФРИИ, венчурные агентства, ассоциации бизнес-ангелов…

Можно ли сказать, что создан такой механизм, при котором ни один стоящий проект не останется за пределами внимания инвесторов?

Можно.