В «Сколково» создан инкубатор для ученых

Если в жемчужную раковину положить песчинку, то при определенных условиях можно вырастить жемчужину. Размеры и ценность этой жемчужины заранее предугадать невозможно, но одно точно известно: без постороннего раздражителя сама по себе раковина родить жемчуг не в состоянии.

Нечто подобное начинает происходить в «Сколково». Департамент по науке и образованию Фонда совместно со Сколтехом инициировал создание инкубатора, в котором ученые с помощью предпринимателей будут пытаться выращивать новые компании. Инициатива поддержана МШУ «Сколково» и базирующимся в Латвии Реактором коммерциализации. В пятницу прошел ignition event инкубатора.

Инкубатор занимает новую нишу в многоэтапной менторской программе, о которой на этой неделе на Совете Фонда рассказывал старший вице-президент по инновациям Кирилл Каем. Такая программа, которую, по словам К. Каема, Фонд собирает, как из кубиков, охватывает инноваторов от студентов до зрелых команд, готовящихся выйти на рынок или уже выходящих на него.

«У нас было много причин для того, чтобы обратиться к той части нашего пайплайна, которая еще не стала стартапами, — рассказал Sk.ru директор департамента науки и образования Александр Фертман. — В Сколтехе работает довольно значимое количество мирового класса профессоров и растет просто фантастическая молодежь, которая погружена в науку и при этом желает принести какую-то практическую пользу своими исследованиями и заработать на этом деньги. Мы долго выбирали модель для развития компаний фактически с нуля и пришли к выводу, что хорошо, когда каждый из людей занимается своим делом: не ученый сам должен мучиться и развивать свой бизнес, разрываясь между исследованиями и бизнес-деятельностью, а это должны делать два, три и более человек, каждый из которых специализируется на чем-то своем. Исследователь, помимо сугубо научной работы, ориентируется в технологиях, новых открытиях, знает о положении дел с технологиями в мире. А предприниматель отвечает за бизнес-девелопмент и кастомер-девелопмент и развивает эту сеть. В чем мы можем помочь? Мы можем содействовать установлению дружественной рабочей коммуникации между исследователями и предпринимателями».

В определенном смысле идея инкубатора стала следствием эволюции самого Фонда «Сколково», считает вице-президент по науке и образованию Николай Суетин. «Фонд, участниками которого на сегодня являются около 2 тысяч компаний, все более смещает свой акцент в сторону зрелых проектов. Образовался разрыв – как в социальном лифте, так и в технологическом: молодые ученые самостоятельно не могут создать и развить компанию до такого уровня, чтобы она привлекла Фонд. Такая «долина смерти», кстати, существует везде, когда между разработкой возникает достаточно большой разрыв, который надо преодолевать.

В США и в Израиле в такой ситуации пытаются учить предпринимательству самих ученых. В нашей практике тоже были такие успешные кейсы, как, например, VisionLabs. Компанию основали аспиранты с хорошим математическим бэкграундом, но тот же [сооснователь и гендиректор VisionLabs] Александр Ханин теперь больше предприниматель, чем ученый. Начиная с определенного уровня существует развилка: либо человек продолжает быть ученым, либо становится предпринимателем. Вот почему многие ученые, даже сделав хорошую разработку, не доводят ее до продукта. В Америке при том огромном количестве ученых, которое там создается, нет ничего страшного, если часть из них уйдет в бизнес. В Европе и в России ситуация немножко другая. У нас ученый не готов бросить любимое дело, которому посвятил жизнь, ради того, чтобы зарабатывать деньги.

Решение было найдено рижским Реактором коммерциализации. Они предложили брать человека со стороны с предпринимательским опытом и объединять в команду с ученым. Если им удается найти общий язык, тогда потенциально предприниматель может довести разработку ученого до рынка, а ученый продолжает заниматься наукой. В Риге это сработало, и поэтому мы привлекли основателя рижского Реактора инноваций Николая Адамовича. Для меня бенчмарком было то, что он собирал людей из России, которые здесь уже попытались что-то сделать — и не сумели. К нему приезжали ученые, он объединял их в одну команду с предпринимателями, и эти команды стали успешными. Есть разработка, которую я знал много лет и считал, что она малоперспективная, а они ее продали, причем очень хорошо. И таких историй было несколько. Мы решили сделать нечто подобное в России», — говорит Николай Суетин.

По словам Александра Фертмана, на первом этапе в проекте участвуют ученые из Сколтеха, а в качестве предпринимателей приглашены выпускники различных программ МШУ «Сколково». В дальнейшем круг участников может быть расширен. Но уже и сегодня проект представляет собой практическую реализацию концепции Большого Сколково.

«Это непростая работа, мы хотим создавать новые бизнесы на базе компетенций мирового уровня, которые есть у российских ученых, — продолжает директор департамента по науке и образованию Фонда. — Вслед за ignition event будет инкубационная программа, которая стартует спустя месяц, что позволит предпринимателям протестировать в рынке те гипотезы, которые будут за два дня наработаны, принести техническое задание, понимание рынке, понимание того, где можно взять деньги на такие разработки. После этого мы стартуем с каждым из проектов индивидуально».

Сейчас, как отметил, выступая перед участниками инкубатора Николай Адамович, «всем вам делить совершенно нечего». Но в случае успешного создания команд, а из команд – бизнесов, делиться придется, поскольку инкубатор – это не благотворительность, а тоже своего рода стартап.

Ожидаемое принятие новой редакции закона о «Сколково» позволит Фонду входить в долю создаваемых при его участии компаний.

«Мы опираемся на наших партнеров – Реактор коммерциализации, — поясняет Александр Фертман. — Они путем долгого перебора возможностей установили, что оптимальная модель – это когда 40% компании принадлежит исследователю, 40% — предпринимателю и 20% — инкубатору. Функции инкубатора во многом арбитражные. Потому что языки, на которых говорят ученые и предприниматели довольно разные, конфликты между ними, как известно, возникают довольно часто. Мы умеем говорить и на языке предпринимателей, и на языке ученых, и рассчитываем, что сможем быть такими переводчиками, или арбитрами, которые удержат развивающийся бизнес в растущей стадии».

Источник: Skolkovo